Буддизм
                Учение Старцев
 
«
Тхеравада.ру    
   
 

 
  ٭
.

Панча сатика кхандхака: Собор пятисот
Чв 11

 
редакция перевода: 01.08.2011
Перевод с английского: SV

источник:
www.sacred-texts.com

Решение Маха Кассапы
Проведение собора
Выговор Ананде
Наказание Чанны


Решение Маха Кассапы

И
тогда Достопочтенный Маха Кассапа обратился к монахам: «Однажды я шёл по дороге от Павы к Кусинаре с большой группой монахов, количеством, примерно, в пятьсот человек. И я сошёл с дороги и сел у подножья дерева. В то время голый аскет, подобравший цветок Мандаравы в Кусинаре, шёл по дороге по направлению к Паве. И я, издали заприметив его, сказал: «Друг, ты, должно быть, знаешь нашего Учителя?»
«Да, друг, я знаю его. Сегодня идёт седьмой день, как отшельник Готама скончался. Вот как я и добыл этот цветок Мандаравы».
И тогда, Достопочтенные, те монахи, которые ещё не освободились от страстей, протягивали руки и рыдали; другие стучались головой о землю; иные в горе покачивались взад и вперёд с мыслью: «Слишком рано Благословенный скончался! Слишком рано Счастливейший почил! Слишком рано Свет погас в этом мире!».
Но те монахи, которые уже освободились от страстей, переносили горестную весть спокойно и собранно с мыслью: «Непостоянны все составные вещи. Может ли быть иначе [чтобы они не распались]?»
И тогда, Достопочтенные, я сказал этим монахам: «Довольно, Достопочтенные! Не плачьте и не рыдайте! Не говорил ли нам Благословенный, что сама природа близких и родных нам вещей такова, что мы будем разлучены с ними, разъединены с ними, что мы оставим их? Как же может тогда статься - чтобы что-либо рождённое, возникшее и созданное, содержащее в своей сути необходимость распада - стало бы таковым, чтобы оно не распадалось? Не может такого быть!»
И в то время, Достопочтенные, [монах по имени] Субхадда, оставивший мирскую жизнь уже в старости, сидел среди монахов. И Субхадда, принятый в монашество в старости, обратился к монахам: «Довольно, Достопочтенные! Не плачьте и не рыдайте! Хорошо, что мы избавлены от великого отшельника. Нам докучали наставления [вроде]: «Это вам положено, это вам не положено». Но теперь мы можем делать так, как пожелаем. А чего не пожелаем, того можем не делать».
[И по этой причине Маха Кассапа обратился к Сангхе]: «Давайте, Достопочтенные, соберёмся и продекламируем Дхамму и Винаю прежде чем то, что не является Дхаммой распространится, а то, что является ей - будет отброшено; прежде чем то, что не является Винаей распространится, а то, что является ей - будет отброшено; прежде чем станут влиятельными те, кто спорят против Дхаммы, и слабыми те - кто придерживаются Дхаммы; прежде чем станут влиятельными те, кто спорят против Винаи, и слабыми те - кто придерживаются Винаи!».
«Путь тогда Достопочтенный Тхера изберёт [для этого] монахов».
И тогда Достопочтенный Маха Кассапа выбрал пятьсот архатов, за вычетом одного. И тогда монахи сказали Достопочтенному Маха Кассапе: «Учитель, этот Достопочтенный Ананда, хоть ещё и не достиг [полного пробуждения], всё же не способен совершить ошибку из-за пристрастия, злого умысла, глупости, страха - и тщательно запомнил из уст самого Благословенного Дхамму и Винаю. Пусть Учитель изберёт Достопочтенного Ананду. И Достопочтенный Маха Кассапа выбрал ещё и Достопочтенного Ананду».
И тогда старшие монахи подумали: «Где же нам декламировать Дхамму и Винаю?» И мысль пришла к ним: «В Раджагахе [можно собрать] много подаяний и там много жилищ [для монахов]. Что если мы проведём сезон дождей в Раджагахе, и будем декламировать там Дхамму и Винаю, и если другие монахи [при этом] не пойдут в Раджагаху проводить сезон дождей?»
Тогда Достопочтенный Маха Кассапа вынес постановление перед Сангхой: «Пусть досточтимая Сангха услышит меня. Если время подходит Сангхе, пусть Сангха назначит этих пятьсот монахов для того, чтобы они заняли [монашеские] жилища в Раджагахе на сезон дождей, чтобы вместе декламировать Дхамму и Винаю, и чтобы другие монахи [при этом] не отправились в Раджагаху проводить сезон дождей. Таково постановление. Пусть досточтимая Сангха услышит. Пусть Сангха назначит. Тот из Достопочтенных, кто согласен с этим, путь сохранит молчание. Кто не согласен, пусть говорит. Сангха сделала назначение. Поэтому она безмолвствует. Так я понимаю».

Проведение Собора

И, таким образом, старшие монахи отправились в Раджагаху, чтобы вместе декламировать Дхамму и Винаю. И они подумали: «Благословенный почтительно отзывался о том, чтобы ремонтировать ветхие жилища [монахов]. Давайте в первый месяц сезона дождей отремонтируем ветхие жилища, а в следующий месяц будем вместе декламировать Дхамму и Винаю». И во время первого месяца они ремонтировали ветхие жилища.
Достопочтенный Ананда, размышляя: «Завтра будет собор, мне не подобает идти на него, покуда я ещё только ученик [не достигший архатства]», целую ночь пребывал в бдительности, медитируя. И под конец ночи, намереваясь лечь, он наклонился, и, прежде чем его голова коснулась подушки, а стопы уже оторвались от земли, в этот самый момент он отбросил привязанности к миру, его ум освободился от загрязнений.
И Достопочтенный Маха Кассапа вынес постановление перед Сангхой: «Если время подходит Сангхе, то я буду задавать Достопочтенному Упали вопросы по Винае». И Достопочтенный Упали вынес постановление перед Сангхой: «Пусть досточтимая Сангха услышит меня. Если время подходит Сангхе, то когда Достопочтенный Маха Кассапа будет спрашивать, я буду отвечать».
И тогда Достопочтенный Маха Кассапа обратился к Достопочтенному Упали: «Достопочтенный Упали, где была провозглашена первая Параджика?»
«В Весали, Достопочтенный».
«В отношении кого она была провозглашена?»
«В отношении Судинны, сына Каланды».
«В отношении чего она была провозглашена?»
«В отношении сексуальной связи».
Так Достопочтенный Маха Кассапа задавал вопросы Достопочтенному Упали на предмет сути, случая, имевшей отношение к [этому] случаю персоны, основного правила, дополнений, определения нарушителя, определения невиновного первой Параджики.
«Далее, Достопочтенный Упали, где была провозглашена вторая Параджика?»
«В Раджагахе, Достопочтенный».
«В отношении кого она была провозглашена?»
«В отношении Дхании, сына гончара».
«В отношении чего она была провозглашена?»
«В отношении взятия того, что не было дано».
Так Достопочтенный Маха Кассапа задавал вопросы Достопочтенному Упали на предмет сути, случая, имевшей отношение к [этому] случаю персоны, основного правила, дополнений, определения нарушителя, определения невиновного второй Параджики.
«Далее, Достопочтенный Упали, где была провозглашена третья Параджика?»
«В Весали, Достопочтенный».
«В отношении кого она была провозглашена?»
«В отношении ряда монахов».
«В отношении чего она была провозглашена?»
«В отношении [убийства] человеческих существ».
Так Достопочтенный Маха Кассапа задавал вопросы Достопочтенному Упали на предмет сути, случая, имевшей отношение к [этому] случаю персоны, основного правила, дополнений, определения нарушителя, определения невиновного третьей Параджики.
«Далее, Достопочтенный Упали, где была провозглашена четвёртая Параджика?»
«В Весали, Достопочтенный».
«В отношении кого она была провозглашена?»
«В отношении монахов, проживавших на берегу реки Ваггумуды».
«В отношении чего она была провозглашена?»
«В отношении [лжи по поводу] сверхчеловеческих достижений».
Так Достопочтенный Маха Кассапа задавал вопросы Достопочтенному Упали на предмет сути, случая, имевшей отношение к [этому] случаю персоны, основного правила, дополнений, определения нарушителя, определения невиновного четвёртой Параджики. И подобным образом он задавал ему вопросы по обоим Винаям; и по мере того, как он задавал вопросы, Достопочтенный Упали отвечал.
Затем Достопочтенный Маха Кассапа вынес постановление перед Сангхой: «Пусть досточтимая Сангха услышит меня. Если время подходит Сангхе, я буду задавать Достопочтенному Ананде вопросы по Дхамме». И Достопочтенный Ананда вынес постановление перед Сангхой: «Пусть досточтимая Сангха услышит меня. Если время подходит Сангхе, то когда Достопочтенный Маха Кассапа будет спрашивать, я буду отвечать».
И тогда Достопочтенный Маха Кассапа обратился к Достопочтенному Ананде: «Где, Достопочтенный Ананда, была произнесена Брахмаджала [сутта]?»
«Достопочтенный, по пути между Раджагахой и Наландой, в царской придорожной гостинице в Амбалаттхике».
«В отношении кого она была произнесена?»
«В отношении странствующего аскета Супии и Брахмадатты, молодого брахмана».
Так Достопочтенный Маха Кассапа задавал вопросы Достопочтенному Ананде на предмет случая произнесения Брахмаджалы, и имевшей отношение к [этому] случаю персоны.
«Далее, Достопочтенный Ананда, где была произнесена Саманнья-пхала [сутта]?»
«В Раджагахе, Достопочтенный. В манговой роще Дживаки».
«В отношении кого она была произнесена?»
«В отношении Аджатасатту, сына Ведехи».
Так Достопочтенный Маха Кассапа задавал вопросы Достопочтенному Ананде на предмет случая произнесения Саманнья-пхалы, и имевшей отношение к [этому] случаю персоны. И подобным образом он задавал ему вопросы по пяти Никаям; и по мере того, как он задавал вопросы, Достопочтенный Ананда отвечал.
Затем Достопочтенный Ананда обратился к старшим монахам: «Достопочтенные, Благословенный в момент своей кончины сказал мне так: «Когда я уйду, Ананда, пусть Сангха, если пожелает, отменит все меньшие и незначительные правила».
«Спросил ли ты, Достопочтенный Ананда, Благословенного о том, какие из правил являются меньшими и незначительными?»
«Нет, Достопочтенные».
Некоторые Тхеры тогда сказали, что меньшими и незначительными являются все правила, кроме четырёх Параджик; другие - что [таковыми являются] все эти, но [ещё] кроме тринадцати Сангхадисес; другие - что все эти, но [ещё] кроме двух Аният; другие - что все эти, но [ещё] кроме тридцати Ниссаггий; другие - что все эти, но [ещё] кроме девяносто двух Пачиттий; другие - что все эти, но [ещё] кроме четырёх Патидесаний.
Тогда Достопочтенный Маха Кассапа вынес постановление перед Сангхой: «Пусть досточтимая Сангха услышит меня. Миряне знают о нас: «Такие-то и такие-то вещи являются подобающими для вас, отшельников, сынов Сакьев; а такие-то и такие-то не являются». Если мы отменим меньшие и незначительные правила, то нам скажут: «Тот свод правил, что отшельник Готама утвердил для своих учеников, продержался лишь до момента, как задымил его погребальный костёр. Покуда их учитель был с ними, до той поры они и соблюдали правила. Как только их учитель умер, так правила они и перестали соблюдать».
Если время подходит Сангхе, то, не утверждая того, что не было утверждено, и, не отбрасывая того, что было утверждено, пусть Сангха примет на себя [все правила] и всегда будет вести себя в соответствии с тем, как они были установлены. Таково постановление.
Пусть досточтимая Сангха услышит меня. Пусть Сангха примет на себя [все] правила в соответствии с тем, как они были установлены. Тот из Достопочтенных, кто согласен с этим, пусть сохранит молчание. Кто не согласен, пусть говорит. Сангха приняла на себя [все] правила в соответствии с тем, как они были установлены. Поэтому она безмолвствует. Так я понимаю».

Выговор Ананде

1).
И тогда старшие монахи обратились к Достопочтенному Ананде: «Плохо ты поступил, друг Ананда, что не спросил Благословенного о том, какие из правил являются меньшими и незначительными. Признай свою вину».
«Из-за забывчивости я, Достопочтенные, не спросил об этом Благословенного. Я не вижу своей вины в этом. Но, тем не менее, из-за моего уважения к вам, я признаю в этом свою вину».

2).
«А также, друг Ананда, плохо ты поступил, что наступил на одеяние Благословенного, когда решил подштопать его одежды. Признай свою вину».
«Не потому я сделал это, что хотел выразить неуважение Благословенному. Я не вижу своей вины в этом. Но, тем не менее, из-за моего уважения к вам, я признаю в этом свою вину».

3).
«А также, друг Ананда, плохо ты поступил, что разрешил женщинам первыми отдать почести телу Благословенного, так что они, рыдая, осквернили тело Благословенного своими слезами. Признай свою вину».
«Я поступил так, Достопочтенные, чтобы не задерживать их до неположенного времени1. Я не вижу своей вины в этом. Но, тем не менее, из-за моего уважения к вам, я признаю в этом свою вину».

4).
«А также, друг Ананда, плохо ты поступил, что, хотя предложение было таким очевидным, намёк был таким ясным, что давал тебе Благословенный, всё же ты не попросил его: «Пусть Благословенный останется [в мире] ещё на кальпу!2 Пусть Счастливейший останется на кальпу ради блага и счастья многих, из-за сострадания к миру, ради блага, достатка и благополучия богов и людей!». Признай свою вину».
«Мной овладел Мара, Достопочтенные, в тот момент, когда я воздержался от того, чтобы просить его3. Я не вижу своей вины в этом. Но, тем не менее, из-за моего уважения к вам, я признаю в этом свою вину».

5).
«А также, друг Ананда, плохо ты поступил, что приложил усилия к тому, чтобы осуществить приём женщин в Дхамма-Винаю, провозглашённую Татхагатой4. Признай свою вину».
«Я поступил так, Достопочтенные, размышляя о Маха Паджапати Готами, сестре матери Благословенного; его няньке и попечительнице, дававшей ему молоко; когда та, что родила его, умерла - Маха Паджапати Готами кормила его грудью как будто молоком матери. Я не вижу своей вины в этом. Но, тем не менее, из-за моего уважения к вам, я признаю в этом свою вину».

Наказание Чанны

И тогда Достопочтенный Пурана странствовал через Южные Холмы в сопровождении большой группы монахов, в количестве пятисот человек. И когда старшие монахи закончили декламацию Дхаммы и Винаи, он, побыв в Южных Холмах столько, сколько считал нужным, отправился в Раджагаю к Велуване, к Каландаке Нивапе, туда, где находились старшие монахи. Поприветствовав их, он сел рядом. И тогда старшие монахи обратились к нему: «Друг Пурана, старшие монахи вместе продекламировали Дхамму и Винаю. Давай и ты, тоже, выучи текст, так заученный ими».
«Тхеры хорошо продекламировали Дхамму и Винаю. Но всё же, я буду помнить [Дхамму и Винаю] в той манере, как слышал сам, из уст самого Благословенного».5
И затем Достопочтенный Ананда обратился к старшим монахам: «Достопочтенные, Благословенный в момент своей кончины сказал мне так: «Ананда, пусть Сангха, когда я уйду, наложит высшее наказание на монаха Чанну».
«Друг Ананда, спросил ли ты Благословенного, что это за высшее наказание?»
«Да, Достопочтенные. [Благословенный ответил мне так]: «Ананда, пусть монах Чанна говорит что пожелает; но монахи не должны ни разговаривать с ним, ни советовать ему, ни наставлять его».
«Так что же, друг Ананда, иди и сообщи монаху Чанне о том, что на него наложено высшее наказание».
«Как мне это сделать, Достопочтенные. Этот монах вспыльчив и груб».
«Тогда, друг Ананда, отправляйся вместе с группой других монахов».
«Как скажете, Достопочтенные» - ответил Ананда на согласие старших монахов. И он взял с собой часть монахов, примерно, пять сотен, сел на корабль, идущий вверх по течению, и сошёл на берег в Косамби, неподалёку от парка царя Удены. Там он сел под крону дерева.
В то время царь Удена отдыхал в парке вместе с женщинами из своего дворца. И эти женщины услышали, что их учитель, Достопочтенный Ананда, сидит под кроной дерева неподалёку от парка. И они сказали царю Удене: «Говорят, что наш учитель, Достопочтенный Ананда, сидит под кроной дерева неподалёку от парка. Господин, мы хотим пойти увидеть его».
«Ну что же, ступайте и повидайте отшельника Ананду». И они отправились, и, поприветствовав Достопочтенного Ананду, сели рядом. И он наставлял, призывал, воодушевлял и радовал их беседой о Дхамме. А затем, когда проповедь подошла к концу, они подарили Ананде пятьсот одеяний и, восторженно поблагодарив его за беседу, встали, поклонились ему, и, обойдя его с правой стороны, ушли.
Царь Удена заприметил их издали и, увидев, сказал: «Удалось ли вам повидаться с отшельником Анандой?»
«Да, мы навестили его, Господин».
«Одарили ли вы отшельника Ананду чем-либо?»
«Господин, мы подарили Достопочтенному Ананде пятьсот одеяний».
Тогда царь Удена злился, возмущался и негодовал, говоря: «Как отшельник Ананда может принимать в дар столько одежд?! Он что, станет бродячим торговцем или откроет лавку?»
И тогда царь Удена отправился туда, где находился Достопочтенный Ананда, и, обменявшись с ним вежливыми приветствиями, сел рядом. Затем он обратился к Достопочтенному Ананде: «Приходили ли сюда наши женщины, Ананда?»
«Да, великий царь».
«Подарили ли они Достопочтенному что-нибудь?»
«Великий царь, они преподнесли мне пятьсот одежд».
«И что же Достопочтенный намеревается делать с этими одеждами?»
«Великий царь, я разделю их между монахами, одежды которых износились».
«А что же Достопочтенный намеревается делать с этими изношенными одеждами?»
«Великий царь, мы сделаем из них стёганые покрывала».
«А что же Достопочтенный намеревается делать со старыми покрывалами?»
«Великий царь, мы сделаем из них чехлы для подушек».
«А что же Достопочтенный намеревается делать со старыми чехлами для подушек?»
«Великий царь, мы сделаем из них коврики».
«А что же Достопочтенный намеревается делать со старыми ковриками?»
«Великий царь, мы сделаем из них полотенца для ног».
«А что же Достопочтенный намеревается делать со старыми полотенцами для ног?»
«Великий царь, мы сделаем из них тряпки».
«А что же Достопочтенный намеревается делать со старыми тряпками?»
«Великий царь, мы порвём их на лоскутки, смешаем с глиной и используем для закладки глиняного пола».
Тогда царь Удена подумал: «Эти сыны Сакьев умело пускают в ход всё, и ничего не принимают в качестве имущества одного человека». И он подарил Достопочтенному Ананде ещё пятьсот одеяний.
Затем Ананда отправился в парк Гхоситы и сел на приготовленное для него сиденье. И тогда Достопочтенный Чанна пришёл туда, где находился Достопочтенный Ананда, и, поприветствовав его, сел рядом. И Достопочтенный Ананда сказал ему: «Друг Чанна, Сангха наложила на тебя высшее наказание».
«И что же это, друг Ананда, за высшее наказание?»
«Ты, друг Чанна, можешь говорить монахам что пожелаешь. Но монахи не будут ни разговаривать с тобой, ни давать тебе советов, ни наставлять тебя».
«Уж не буду ли я подобен мертвецу, друг Ананда, если другие монахи не будут ни разговаривать со мной, ни давать мне советов, ни наставлять меня?»6 - сказал Чанна и упал в обморок.
И тогда Достопочтенный Чанна грустил и горевал, и, терзаемый угрызениями совести от того, что на него наложили высшее наказание, стал проживать в уединении - пылкий, решительный, старательный. И вскоре Достопочтенный Чанна, реализовав это для себя посредством прямого знания, здесь и сейчас вошёл и пребывал в высочайшей цели святой жизни, ради которой ученики праведно оставляют жизнь домохозяина и ведут жизнь бездомную. Он напрямую познал: «Рождение закончено, святая жизнь прожита, задача выполнена. Не будет более перерождения в каком-либо состоянии существования». Так Достопочтенный Чанна стал одним из архатов.
И после того, как он достиг архатства, Достопочтенный Чанна отправился к Достопочтенному Ананде и сказал: «Друг Ананда, отмени возложенное на меня высшее наказание».
«В тот момент, друг Чанна, как ты достиг архатства, высшее наказание, возложенное на тебя, было отменено».
И так, поскольку пятьсот монахов, ни больше, ни меньше, принимали участие в декламации [Дхаммы и] Винаи, эта декламация стала известна как «Декламация пятисот».



1 По замечанию буддолога П. Д. Райена, Ананда разрешил женщинам первыми почтить тело Будды, чтобы они могли вернуться домой до наступления ночи.

2 Согласно Каноническим Комментариям, кальпа есть четырёх видов (подробнее см. здесь ). В данном же случае имелась в виду айю-кальпа, то есть срок примерно в 100 лет.

3 Можно двояко трактовать данное утверждение - либо как то, что Ананда, не будучи просветлённым, подвергся апатии, и потому не попросил (Мара здесь - это омрачения ума); либо как то, что Мара, как реально существующее божество, овладел умом Ананды, не позволяя ему ответить (возможность подобной одержимости не-человеческими существами подтверждается в ряде мест Винаи и в суттах Канона, например в Сатти сутте)

4 Будучи напрямую спрошенным, Будда три раза отказывал женщинам в том, чтобы они получили возможность вступать в монашескую общину, после чего Ананда подошёл к этому запросу с несколько другой стороны. В результате Будда разрешил создать женскую Сангху (с полным монашеским посвящением для женщин), хотя при этом ответил Ананде, что из-за этого Дхамма в неискажённом виде просуществует всего 500 лет вместо тысячи. Вероятно, последнее и было сутью данной претензии, высказанной Ананде остальными архатами на Соборе.

5 Здесь имеется в виду, что Дхамма и Виная были стандартизированы архатами первого собора, т.е. приведены в единое целое, с использованием в суттах многочисленных стандартных фраз, отрывков, формулировок - что сразу бросается в глаза, даже если прочесть лишь несколько сутт Канона. Достопочтенный Пурана подтверждает, что эта работа была проделана архатами собора превосходно, но, тем не менее, он не желает переучивать в соответствии с новыми стандартными формулировками то, что уже знает; и говорит, что будет помнить именно так, как уже запомнил, лично присутствуя на лекциях Будды.

6 см. Кеси сутту о "смерти" в Учении Благородных.


.
٭
© theravada.ru - при копировании материалов
просьба ставить прямую ссылку на наш сайт.
Буддизм