Буддизм
                Учение Старцев
 
«
Тхеравада.ру    
   
 

 
  ٭
.

Раттхапала сутта: О Раттхапале
МН 82

 
редакция перевода: 09.02.2014
Перевод с английского: SV

источник:
"Majjhima Nikaya by Bodhi & Nyanamoli, p. 677"

Содержание

Раттхапала желает стать монахом
Раттхапала навещает родной дом

Вопрос царя Коравьи
Ответ Достопочтенного Раттхапалы

Т
ак я слышал. Однажды Благословенный путешествовал по стране Куру с большой Сангхой монахов и со временем прибыл в город Куру под названием Тхуллакоттхита. Домохозяева-брахманы Тхуллакоттхиты услышали: «Отшельник Готама – сын Сакьев, ушедший из клана Сакьев в бездомную жизнь, путешествует по стране Куру с большой Сангхой монахов и прибыл в Тхуллакоттхиту. И об этом учителе Готаме распространилась славная молва: «Благословенный – совершенный, полностью просветлённый, совершенный в знании и поведении, высочайший, знаток миров, непревзойдённый вожак тех, кто должен обуздать себя, учитель богов и людей, просветлённый, благословенный. Реализовав для себя прямым знанием, он раскрывает [другим] этот мир с его богами, Марами, Брахмами, это поколение с его жрецами и отшельниками, князьями и людьми. Он обучает Дхамме – превосходной в начале, превосходной в середине, и превосходной в конце в правильных фразах и значении. Он раскрывает святую жизнь – всецело совершенную и чистую». Хорошо было бы увидеть таких арахантов».
И тогда домохозяева-брахманы Тхуллакоттхиты отправились к Благословенному и по прибытии, поклонившись ему, сели рядом. Некоторые обменялись с ним вежливыми приветствиями и после обмена вежливыми приветствиями и любезностями сели рядом. Некоторые из них сели рядом, поприветствовав его [в почтении] сложенными [у груди] ладонями. Некоторые из них сели рядом, объявив своё имя и имя клана. Некоторые из них сели рядом [просто] молча. И тогда Благословенный наставлял, призывал, воодушевлял, и радовал их беседой о Дхамме. И представитель клана Раттхапала из главенствующего клана этой самой Тхуллакоттхиты сидел вместе с собравшимися. И мысль пришла к нему: «Как я понимаю Дхамму, которой обучил Благословенный – проживая дома, трудно практиковать ведение святой жизни, которая была бы идеальной и чистой, словно отполированный перламутр. Что если я, сбрив волосы и бороду и надев жёлтые одежды, оставил бы жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной?»
И тогда домохозяева-брахманы Тхуллакоттхиты, после того, как Благословенный наставил, призвал, воодушевил, и порадовал их беседами о Дхамме, восхитились и возрадовались его словам. А затем они встали со своих сидений и, поклонившись ему, ушли, обойдя его с правой стороны.

Раттхапала желает стать монахом

Вскоре после того как они ушли, представитель клана Раттхапала подошёл к Благословенному и, поклонившись ему, сел рядом и сказал: «Господин, как я понимаю Дхамму, которой обучил Благословенный – проживая дома, трудно практиковать ведение святой жизни, которая была бы идеальной и чистой, словно отполированный перламутр. Господин, я хотел бы обрить волосы и бороду, надеть жёлтые одежды, оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной. Я хотел бы получить младшее посвящение от Благословенного, я хотел бы получить высшее посвящение».
«Раттхапала, есть ли у тебя разрешение от родителей оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной?»
«Нет, Господин, у меня нет разрешения от моих родителей».
«Раттхапала, Татхагаты не дают посвящения тому, у кого нет разрешения от родителей».
«Господин, я посмотрю, что смогу сделать, чтобы родители разрешили мне оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной».
И тогда представитель клана Раттхапала поднялся со своего сиденья и, поклонившись Благословенному, ушёл, обойдя его с правой стороны. Он отправился к своим родителям и сказал им: «Мать, отец, как я понимаю Дхамму, которой обучил Благословенный – проживая дома, трудно практиковать ведение святой жизни, которая была бы идеальной и чистой, словно отполированный перламутр. Я хочу обрить свои волосы и бороду, надеть жёлтые одежды, оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной. Дайте мне разрешение оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной».
Когда так было сказано, его родители ответили: «Дорогой Раттхапала, ты наш единственный сын, дорогой и любимый. Ты вырос в комфорте, воспитан в комфорте. Ты ничего не знаешь о страдании, дорогой Раттхапала. Даже в случае твоей смерти мы бы утратили тебя с неохотой, так как же мы можем дать тебе разрешение оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной, когда ты ещё жив?»
И во второй раз… и в третий раз молодой человек Раттхапала сказал своим родителям: «Мать, отец, как я понимаю Дхамму, которой обучил Благословенный – проживая дома, трудно практиковать ведение святой жизни… Дайте мне разрешение оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной». И в третий раз его родители ответили: «Дорогой Раттхапала, ты наш единственный сын... как же мы можем дать тебе разрешение оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной, когда ты ещё жив?»
И тогда, так и не получив разрешения от родителей оставить жизнь домохозяйскую, представитель клана Раттхапала прямо на том самом месте лёг на голый пол, сказав: «Вот прямо здесь я либо умру, либо получу разрешение оставить жизнь домохозяйскую».
И тогда родители Раттхапалы сказали ему: «Дорогой Раттхапала, ты наш единственный сын, дорогой и любимый. Ты вырос в комфорте, воспитан в комфорте. Ты ничего не знаешь о страдании, дорогой Раттхапала. Вставай, дорогой Раттхапала, ешь, пей, развлекайся. По мере того, как будешь есть, пить, развлекаться, ты можешь быть счастлив, наслаждаясь чувственными удовольствиями и совершая заслуги. Мы не дадим тебе разрешения оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной. Даже в случае твоей смерти мы бы утратили тебя с неохотой, так как же мы можем дать тебе разрешение оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной, когда ты ещё жив?»
Когда так было сказано, представитель клана Раттхапала ничего не ответил. И во второй раз… и в третий раз его родители сказали ему: «Дорогой Раттхапала… так как же мы можем дать тебе разрешение... когда ты ещё жив?» И во второй… и в третий раз представитель клана Раттхапала ничего не ответил.
Тогда родители представителя клана Раттхапалы отправились к его друзьям и сказали им: «Почтенные, представитель клана Раттхапала лёг на голый пол, сказав так: «Вот прямо здесь я либо умру, либо получу разрешение оставить жизнь домохозяйскую». Ну же, почтенные, пойдите к представителю клана Раттхапале и скажите ему: «Друг Раттхапала, ты единственный сын своих родителей… Вставай, друг Раттхапала, ешь, пей, развлекайся… как же могут твои родители дать тебе разрешение оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной, когда ты ещё жив?»
И тогда друзья представителя клана Раттхапалы отправились к нему и сказали: «Друг Раттхапала, ты единственный сын своих родителей, дорогой и любимый. Ты вырос в комфорте, воспитан в комфорте. Ты ничего не знаешь о страдании, дорогой Раттхапала. Вставай, дорогой Раттхапала, ешь, пей, развлекайся. По мере того, как будешь есть, пить, развлекаться, ты можешь быть счастлив, наслаждаясь чувственными удовольствиями и свершая накопление заслуг. Твои родители не разрешают тебе оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной. Даже в случае твоей смерти они бы утратили тебя с неохотой, так как они могут дать тебе разрешение оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной, когда ты ещё жив?» Когда так было сказано, представитель клана Раттхапала ничего не ответил. И во второй раз… и в третий раз его друзья сказали ему: «Друг Раттхапала… так как они могут дать тебе разрешение... когда ты ещё жив?» И в третий раз представитель клана Раттхапала ничего не ответил.
Тогда друзья представителя клана Раттхапалы отправились к его родителям и сказали им: «Мать, отец, представитель клана Раттхапала лежит там на голом полу, сказав: «Вот прямо здесь я либо умру, либо получу разрешение оставить жизнь домохозяйскую». Если вы не дадите ему своего разрешения оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной, то он прямо там и умрёт. Но если вы дадите ему своё разрешение, то вы увидите его после, как он получит посвящение. А если ему не понравится житие бездомной жизнью, то что он сможет поделать, кроме как вернуться сюда? Так дайте ему разрешение оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной».
«В таком случае, почтенные, мы даём представителю клана Раттхапале разрешение оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной. Но когда он получит посвящение, он должен навестить своих родителей».
И тогда друзья представителя клана Раттхапалы отправились к нему и сказали: «Вставай, друг Раттхапала. Твои родители разрешили тебе оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной. Но когда ты получишь посвящение, ты должен навестить своих родителей».
Представитель клана Раттхапала поднялся, и как только набрался сил, отправился к Благословенному и, поклонившись ему, сел рядом и сказал: «Господин, я получил разрешение от родителей оставить жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной. Пусть Благословенный даст мне посвящение». И молодой человек Раттхапала получил [как] младшее посвящение у Благословенного, [так и] высшее посвящение.
И вскоре после того, как Достопочтенный Раттхапала получил высшее посвящение, через две недели после [этого], Благословенный, побыв в Тхуллакоттхите столько, сколько считал нужным, отправился в Саваттхи. Совершив несколько переходов, он, со временем, прибыл в Саваттхи, где остановился в роще Джеты в монастыре Анатхапиндики.

Раттхапала навещает родной дом

И вскоре, пребывая в уединении прилежным, старательным, решительным, Достопочтенный Раттхапала, реализовав это для себя посредством прямого знания, здесь и сейчас вошёл и пребывал в высочайшей цели святой жизни, ради которой представители клана праведно оставляют жизнь домохозяина и ведут жизнь бездомную. Он напрямую познал: «Рождение закончено, святая жизнь прожита, задача выполнена. Не будет более перерождения в каком-либо состоянии существования». Достопочтенный Раттхапала стал одним из арахантов1.
И тогда Достопочтенный Раттхапала отправился к Благословенному и, поклонившись ему, сел рядом и сказал: «Учитель, я хотел бы навестить своих родителей, если Благословенный мне позволит».
И тогда Благословенный проник своим умом в сознание Раттхапалы. И когда он увидел, что молодой человек Раттхапала не мог [более] оставить тренировку и вернутся к низшей жизни [домохозяина], он сказал ему: «Раттхапала, ты можешь отправляться, как считаешь нужным».
И Достопочтенный Раттхапала встал со своего сиденья и, поклонившись Благословенному, ушёл, обойдя его с правой стороны. Затем он привёл в порядок своё жилище, взял чашу и верхнее одеяние и отправился в Тхуллакоттхиту. Странствуя переходами, со временем он прибыл в Тхуллакоттхиту. Там, в Тхуллакоттхите, он остановился в парке Мигачиры царя Коравьи. Когда наступило утро, он оделся, взял чашу и верхнее одеяние и отправился за подаяниями в Тхуллакоттхиту. Странствуя от дома к дому в Тхуллакоттхите, он пришёл к дому своего отца. В то время отец Достопочтенного Раттхапалы сидел в зале центрального входа, расчёсывая волосы. Когда он издали увидел Достопочтенного Раттхапалу, он сказал: «Нашего единственного сына, дорогого и любимого, эти бритые аскеты заставили отбросить домохозяйскую жизнь». Так, в доме своего собственного отца Достопочтенный Раттхапала не получил ни подаяний, ни вежливого отказа. Вместо этого он получил только оскорбления.
И тогда рабыня, принадлежавшая одному из его родственников, собиралась выбросить старую кашу. Увидев это, Достопочтенный Раттхапала сказал ей: «Сестра, если это на выброс, то лучше вылейте это в мою чашу вот сюда». И когда она так делала, она распознала характерные черты его рук, его ног, и его голос. И тогда она отправилась к его матери и сказала: «Моя госпожа, знайте же, что Раттхапала, сын моего господина, вернулся».
«Не может быть! Если то, что ты говоришь – правда, то ты больше не рабыня!».
И тогда мать Достопочтенного Раттхапалы отправилась к его отцу и сказала: «Домохозяин, знай же о том, что они говорят, будто Раттхапала вернулся». И в тот момент Достопочтенный Раттхапала ел старую кашу, [сидя] возле стены одного из домов. Его отец подошёл к нему и сказал: «Раттхапала, мой дорогой, в самом деле, это ты… и ты ешь эту старую кашу! Как будто у тебя нет своего [родного] дома?»
«Как у нас может быть дом, домохозяин, когда мы оставили жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной? Мы бездомные, домохозяин. Мы пришли в твой дом, но не получили ни подаяний, ни вежливого отказа. Вместо этого мы получили только оскорбления».
«Ну же, дорогой Раттхапала, пойдём в дом».
«Довольно, домохозяин. Мой приём пищи на сегодня завершён».
«Тогда, дорогой Раттхапала, согласись принять приглашение на завтрашний обед!»
Достопочтенный Раттхапала молча согласился. И тогда, зная, что Достопочтенный Раттхапала согласился, его отец отправился обратно в свой дом, где собрал в большую кучу золотые монеты и золотые слитки, и накрыл её ковриками. Затем он сказал бывшим жёнам Раттхапалы: «Ну же, невестки, украсьте себя украшениями так, как когда Раттхапала считал вас наиболее милыми и привлекательными».
И когда ночь подошла к концу, отец Достопочтенного Раттхапалы приготовил разнообразную превосходную пищу в своём доме и объявил Достопочтенному Раттхапале: «Время пришло, Раттхапала, кушанье готово».
И тогда утром Достопочтенный Раттхапала оделся, взял чашу и верхнее одеяние, и отправился в дом своего отца, где сел на подготовленное сиденье. И тогда отец раскрыл груду золотых монет и золотых слитков и сказал: «Дорогой Раттхапала, это твоё материальное состояние; и ещё есть твоё отцовское состояние; и [кроме того] ещё – твоё состояние по наследству. Дорогой Раттхапала, ты можешь наслаждаться богатством и совершать заслуги. Ну же, дорогой, отбрось [монашескую] тренировку и возвращайся к низшей жизни [домохозяина], наслаждайся богатством и совершай заслуги».
«Домохозяин, если бы ты послушался моего совета, то ты бы взял и погрузил эту груду золотых монет и золотых слитков на повозки и сбросил бы, свалил бы посреди реки Ганг. И почему? Потому что, домохозяин, из-за этого в тебе возникли бы печаль, стенание, горе, грусть и отчаяние»2.
И тогда бывшие жёны Раттхапалы шлёпнули его по ногам и сказали: «Дорогой сын нашего господина, какие же они, эти небесные нимфы, ради которых ты ведёшь святую жизнь?»
«Сёстры, мы не ведём святую жизнь ради нимф».
«Дорогой сын нашего господина назвал нас сёстрами» – воскликнули они и упали в обморок.
И тогда Достопочтенный Раттхапала сказал своему отцу: «Домохозяин, если есть пища, которую ты хотел бы дать, то давай её. Не изнуряй нас».
«Кушай же, тогда, дорогой Раттхапала, обед готов».
И тогда отец Достопочтенного Раттхапалы своими собственными руками обслужил его превосходной различной пищей. Когда Достопочтенный Раттхапала поел и убрал руки от чаши, он встал и произнёс эти строфы:

«Узри эту наряженную куклу –
Болячками составленное тело,
Предмет болезней, беспокойства,
И всюду неустойчивое изнутри.

Узри эту наряженную статуэтку,
Всю в драгоценностях, в серьгах.
Скелета, что обтянут кожей,
Ведь лишь одежда делает красивым.

Раскрашены хной его стопы,
Пудрой присыпано лицо –
Лишь дурака это уводит в заблуждение,
А не искателя на дальнем берегу.

Причёска из восьми косичек,
Мазью намазаны глаза –
Лишь дурака это уводит в заблуждение,
А не искателя на дальнем берегу.

Украшено мерзкое тело,
Точно расписанный горшок –
Лишь дурака это уводит в заблуждение,
А не искателя на дальнем берегу.

Охотник выставил наживку,
Но избежал её олень.
Съев всю приманку, мы уходим,
В рыданиях охотников оставив».

Вопрос царя Коравьи

После того, как Достопочтенный Раттхапала встал и произнёс эти строфы, он отправился к в парк Мигачиры царя Коравьи, и сел под дерево, чтобы провести [там] остаток дня.
И в то время царь Коравья обратился к своему леснику: «Дорогой лесник, почисти парк Мигачиры, так чтобы мы могли отправиться в парк удовольствий и насладиться видом приятной местности».
«Да, Ваше Величество» – ответил он.
И по мере того как он совершал уборку в парке Мигачиры, он увидел Достопочтенного Раттхапалу, сидящего под деревом, проводящего под ним остаток дня. Увидев его, он отправился к царю Коравье и сказал ему: «Ваше Величество, парк Мигачира почищен. Представитель клана Раттхапала из главенствующего клана этой самой Тхуллакоттхиты, о ком вы всегда высоко отзывались, сидит под деревом, проводя под ним остаток дня».
«Хорошо, дорогой лесник, хватит на сегодня парка удовольствий. Теперь мы отправимся выразить почтение этому Мастеру Раттхапале». И сказав: «Раздарите всю еду, что была приготовлена там» – царь Коравья подготовил несколько экипажей и, взойдя на один из них, отправился из Тхуллакоттхиты со всем царским великолепием в сопровождении остальных экипажей навестить Достопочтенного Раттхапалу. Он ехал, покуда дорога была проходимой, а затем спешился и пошёл пешком в сопровождении наиболее важных царских лиц к тому месту, где сидел Достопочтенный Раттхапала. Он обменялся с Достопочтенным Раттхапалой вежливыми приветствиями и после обмена вежливыми приветствиями и любезностями встал рядом и сказал: «Вот ковёр-накидка [со спины] слона. Пусть Мастер Раттхапала сядет на него».
«Нет в этом необходимости, Великий царь. Садись. Я сижу на своём собственном коврике».
Царь Коравья сел на подготовленное сиденье и сказал: «Мастер Раттхапала, есть четыре вида утраты. И некоторые люди из-за переживания этих четырёх видов утраты обривают волосы и бороды, оставляют жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной. Какие четыре?

* утрата посредством старости,
* утрата посредством болезни,
* утрата посредством [потери] богатства
,
* утрата посредством [потери] родных.

И что такое утрата посредством старости? Вот, Мастер Раттхапала, некий человек стар, отягощён годами, много прожил, дни его подходят к концу. Он рассуждает так: «Я стар, отягощён годами, много прожил, мои дни подходят к концу. Непросто мне отныне обрести необретённое богатство или увеличить то богатство, что уже приобретено. Что если я обрею волосы и бороду, надену жёлтые одежды, оставлю жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной?» Поскольку он пережил утрату посредством старости, он обривает волосы и бороду, надевает жёлтые одежды, оставляет жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной. Это называется утратой посредством старости.
Но Мастер Раттхапала всё ещё молод, черноволос, наделён благословением молодости, [находится] на первом этапе жизни. Мастер Раттхапала не пережил какой-либо утраты посредством старости. Что же он познал или увидел или услышал, что он оставил жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной?
И что такое утрата посредством болезни? Вот, Мастер Раттхапала, некий человек нездоров, поражён болезнью, серьёзно болен. Он рассуждает так: «Я нездоров, поражён болезнью, серьёзно болен. Непросто мне отныне обрести необретённое богатство или увеличить то богатство, что уже приобретено. Что если я обрею волосы и бороду, надену жёлтые одежды, оставлю жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной?» Поскольку он пережил утрату посредством болезни, он обривает волосы и бороду, надевает жёлтые одежды, оставляет жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной. Это называется утратой посредством болезни.
Но Мастер Раттхапала лишён болезней и недугов. У него хорошее пищеварение, не слишком холодное, не слишком тёплое, но среднее. Мастер Раттхапала не пережил какой-либо утраты посредством болезни. Что же он познал или увидел или услышал, что он оставил жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной?
И что такое утрата посредством [потери] богатства? Вот, Мастер Раттхапала, некий человек богат, имеет много вещей, много имущества. Постепенно его богатство истощатся. Он рассуждает так: «Прежде я был богат, имел много вещей, много имущества. Постепенно моё богатство истощилось. Непросто мне отныне обрести необретённое богатство или увеличить то богатство, что уже приобретено. Что если я обрею волосы и бороду, надену жёлтые одежды, оставлю жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной?» Поскольку он пережил утрату посредством [потери] богатства, он обривает волосы и бороду, надевает жёлтые одежды, оставляет жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной. Это называется утратой посредством [потери] богатства.
Но Мастер Раттхапала – сын главенствующего клана в этой самой Тхуллакоттхите. Мастер Раттхапала не пережил какой-либо утраты посредством [потери] богатства. Что же он познал или увидел или услышал, что он оставил жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной?
И что такое утрата посредством [потери] родных? Вот, Мастер Раттхапала, у некоего человека много друзей и товарищей, родных и родственников. Постепенно эта родня сокращается. Он рассуждает так: «Прежде у меня было много друзей и товарищей, родных и родственников. Постепенно эта моя родня сократилась. Непросто мне отныне обрести необретённое богатство или увеличить то богатство, что уже приобретено. Что если я обрею волосы и бороду, надену жёлтые одежды, оставлю жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной?» Поскольку он пережил утрату посредством [потери] родных, он обривает волосы и бороду, надевает жёлтые одежды, оставляет жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной. Это называется утратой посредством [потери] родных.
Но Мастер Раттхапала имеет множество друзей и товарищей, родных и родственников в этой самой Тхуллакоттхите. Мастер Раттхапала не пережил какой-либо утраты посредством [потери] родных. Что же он познал или увидел или услышал, что он оставил жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной?
Мастер Раттхапала, таковы эти четыре вида утраты. Поскольку люди переживают эти четыре вида утраты, некоторые из них обривают волосы и бороды, надевают жёлтые одежды, оставляют жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной. Мастер Раттхапала не пережил какую-либо из них. Что же он познал или увидел или услышал, что он оставил жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной?»

Ответ Достопочтенного Раттхапалы

«Великий царь, есть четыре сводки Дхаммы, которым научил Благословенный – тот, кто знает и видит, совершенный и полностью просветлённый. Зная и видя их, я оставил жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной. Какие четыре?

* «Этот мир неустойчив, он сметается».

Такова первая сводка Дхаммы, которой научил Благословенный – тот, кто знает и видит, совершенный и полностью просветлённый. Зная и видя это, я оставил жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной.

*  «У этого мира нет укрытия и нет защитника».

Такова вторая сводка Дхаммы, которой научил Благословенный – тот, кто знает и видит, совершенный и полностью просветлённый. Зная и видя это, я оставил жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной.

*  
«В этом мире нет ничего своего. Нужно всё оставить и идти дальше».

Такова третья сводка Дхаммы, которой научил Благословенный – тот, кто знает и видит, совершенный и полностью просветлённый. Зная и видя это, я оставил жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной.

*  
«Этот мир неполноценный, ненасытный, раб жажды».

Такова четвёртая сводка Дхаммы, которой научил Благословенный – тот, кто знает и видит, совершенный и полностью просветлённый. Зная и видя это, я оставил жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной.
Таковы, Великий царь, эти четыре сводки Дхаммы, которым научил Благословенный – тот, кто знает и видит, совершенный и полностью просветлённый. Зная и видя их, я оставил жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной».
«Мастер Раттхапала сказал: «Этот мир неустойчив, он сметается». Как следует понимать смысл этого утверждения?»
«Как ты считаешь, великий царь? Когда тебе было двадцать или двадцать пять лет, был ли ты искусен в езде на слонах, езде на лошадях, езде на колесницах, в стрельбе из лука, во владении мечом; силён ли в руках и ногах, был ли выносливым и способным в битве?»
«Когда мне было двадцать или двадцать пять лет, Мастер Раттхапала, я был искусен в езде на слонах, езде на лошадях, езде на колесницах, в стрельбе из лука, во владении мечом; силён в руках и ногах, был выносливым и способным в битве. Иногда я удивляюсь, не было ли в те времена у меня сверхъестественной силы. Я не вижу никого, кто [в те времена] мог бы сравниться со мной в силе».
«Как ты считаешь, великий царь? Сейчас ты точно также силён в руках и ногах, выносливый и способный в битве?»
«Нет, Мастер Раттхапала. Сейчас я стар, отягощён годами, много прожил, мои дни подходят к концу. Мне пошёл восьмидесятый год. Иногда я хочу поставить свою ногу сюда, а ставлю её в какое-либо другое место».
«Великий царь, именно по этой причине Благословенный – тот, кто знает и видит, совершенный и полностью просветлённый – сказал: «Этот мир неустойчив, он сметается». Когда я узнал и увидел и услышал это, я оставил жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной».
«Удивительно, Мастер Раттхапала, как чудесно и как хорошо выразил это Благословенный – тот, кто знает и видит, совершенный и полностью просветлённый: «Этот мир неустойчив, он сметается». В самом деле, так оно!
Мастер Раттхапала, у меня при дворе есть боевые слоны, кавалерия, боевые колесницы и пехота, которые помогут устранить любые угрозы нам. А Мастер Раттхапала сказал: «У этого мира нет укрытия и нет защитника». Как следует понимать смысл этого утверждения?»
«Как ты считаешь, великий царь? Есть ли у тебя какие-либо хронические заболевания?»
«У меня хроническое заболевание нарушения ветров, Мастер Раттхапала. Иногда мои друзья и товарищи, родня и родственники встанут вокруг меня и думают: «Сейчас царь Коравья умрёт, сейчас царь Коравья скончается!»
«Как ты считаешь, Великий царь? Мог бы ты приказать своим друзьям и товарищам, родне и родственникам: «Ну же, мои дорогие друзья и товарищи, родня и родственники. Все здесь присутствующие, разделите со мной это болезненное чувство, так чтобы я мог почувствовать меньшую боль»? Или же тебе приходится переживать боль самому?»
«Я не могу так приказать своим друзьям и товарищам, родне и родственникам, Мастер Раттхапала. Мне приходится переживать боль самому».
«Великий царь, именно по этой причине Благословенный – тот, кто знает и видит, совершенный и полностью просветлённый – сказал: «У этого мира нет укрытия и нет защитника». Когда я узнал и увидел и услышал это, я оставил жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной».
«Удивительно, Мастер Раттхапала, как чудесно и как хорошо выразил это Благословенный – тот, кто знает и видит, совершенный и полностью просветлённый: «У этого мира нет укрытия и нет защитника». В самом деле, так оно!
Мастер Раттхапала, моя казна полна золотых монет и слитков золота, что хранятся в подвалах и хранилищах. А Мастер Раттхапала сказал: «В этом мире нет ничего своего. Нужно всё оставить и идти дальше». Как следует понимать смысл этого утверждения?»
«Как ты считаешь, великий царь? Сейчас ты наслаждаешься собой, будучи снабжённым и наделённым пятью нитями чувственных удовольствий, но сможешь ли ты сохранить их для следующей жизни: «Пусть я точно также буду наслаждаться собой, будучи снабжённым и наделённым этими же самыми пятью нитями чувственных удовольствий»? Или же другие заберут это имущество, тогда как тебе придётся проследовать далее [в следующий мир] в соответствии с твоими собственными поступками?»
«Я не смогу сохранить их для следующей жизни, Мастер Раттхапала. Напротив, другие заберут это имущество, тогда как мне придётся проследовать далее [в следующий мир] в соответствии со своими собственными поступками».
«Великий царь, именно по этой причине Благословенный – тот, кто знает и видит, совершенный и полностью просветлённый – сказал: «В этом мире нет ничего своего. Нужно всё оставить и идти дальше». Когда я узнал и увидел и услышал это, я оставил жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной».
«Удивительно, Мастер Раттхапала, как чудесно и как хорошо выразил это Благословенный – тот, кто знает и видит, совершенный и полностью просветлённый: «В этом мире нет ничего своего. Нужно всё оставить и идти дальше». В самом деле, так оно!
Мастер Раттхапала сказал: «Этот мир неполноценный, ненасытный, раб жажды». Как следует понимать смысл этого утверждения?»
«Как ты считаешь, великий царь? Правишь ли ты сейчас богатой страной Куру?»
«Да, Мастер Раттхапала, я правлю».
«Как ты считаешь, великий царь? Представь, если бы надёжный и заслуживающий доверия человек пришёл бы к тебе с востока и сказал: «Знай же, великий царь, что я пришёл с востока, и там я видел большую страну, могущественную и богатую, многолюдную и переполненную людьми. Там много боевых слонов, много кавалерии, боевых колесниц и пехоты. Там много слоновой кости, много золотых монет и золотых слитков, как обработанных, так и нет. Много женщин, которых можно взять в жёны. С твоими нынешними войсками ты мог бы покорить её. Завоюй же её, великий царь». Что бы ты тогда сделал?»
«Я бы завоевал её и стал бы править, Мастер Раттхапала».
«Как ты считаешь, великий царь? Представь, если бы надёжный и заслуживающий доверия человек пришёл бы к тебе с запада… с севера… с юга и сказал: «Знай же, великий царь, что я пришёл с юга, и там я видел большую страну, могущественную и богатую, многолюдную и переполненную людьми. Там много боевых слонов, много кавалерии, боевых колесниц и пехоты. Там много слоновой кости, много золотых монет и золотых слитков, как обработанных, так и нет. Много женщин, которых можно взять в жёны. С твоими нынешними войсками ты мог бы покорить её. Завоюй же её, великий царь». Что бы ты тогда сделал?»
«Я бы также завоевал её и стал бы править, Мастер Раттхапала».
«Великий царь, именно по этой причине Благословенный – тот, кто знает и видит, совершенный и полностью просветлённый – сказал: «Этот мир неполноценный, ненасытный, раб жажды». Когда я узнал и увидел и услышал это, я оставил жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной».
«Удивительно, Мастер Раттхапала, как чудесно и как хорошо выразил это Благословенный – тот, кто знает и видит, совершенный и полностью просветлённый: «Этот мир неполноценный, ненасытный, раб жажды». В самом деле, так оно!»
Так сказал Достопочтенный Раттхапала. И сказав это, он далее добавил:

«Богатых в этом мире вижу я,
Кто по невежеству не делится добром,
Жадно скрывая всё своё богатство,
Желая чувственной услады вновь.

Властитель, силой покоривший землю,
Правит страной до края океана,
И всё же, недовольный этим брегом,
Желает дальний берег также получить.

Но и не только царь – другие люди
Встречают смерть с неутолённой жаждой,
И в недовольстве оставляют тело,
С желанием к миру не ослабшим.

Родня рвёт волосы и плачет:
«Ох, Ах! Наш милый мёртв!»
Несут завёрнутое в саван тело,
Чтоб сжечь на погребальном же костре.

Одетый в саван, оставляет он богатство,
Толкаемый шестами, он горит.
И после смерти ни родня, ни друг
Не смогут дать ему прибежище, защиту.

Наследникам достанется богатство,
А он отправится по указанию каммы,
И умерев, ничто не сможет взять с собой –
Ни жён, и ни детей, ни собственных владений.

Долгую жизнь не оплатить монетой,
И процветание старению не указ.
Жизнь коротка – так говорят все мудрые,
Не знает вечности она, но только перемену.

И нищий и богач почувствуют прикосновение [смерти],
И мудрый и дурак почувствуют его,
Но если глупого накажет его глупость,
То мудрый при смерти не дрогнет.

Мудрость превыше всякого богатства,
Ведь именно она ведёт к концу пути.
Невежеством они свершают злодеяния,
Из жизни в жизнь высшую цель теряя.

Перерождаясь, он идёт в утробу,
Возобновляя жизней круговерть,
Другой глупец, вверяя жизнь такому,
Идёт за ним след в след.

И как грабитель, пойманный на взломе,
Будет страдать за тот проступок свой,
То также люди в следующей жизни
Будут страдать за собственные злодеяния.

Услады чувств различны, восхитительны,
И многочисленными способами возбуждают ум.
Видя опасность в чувственных привязках,
Ведение бездомной жизни выбрал я, о царь.

Как фрукты падают с деревьев,
Так стар и млад теряют это тело.
И это также осознав, о царь, ушёл из дому я,
Ведь жизнь отшельника – надёжней».



1 Несмотря на то, что в сутте сказано "вскоре", Комментарий поясняет, что он стал арахантом через 12 лет монашества. Это подтвержается тем фактом, что когда он вернулся домой, родители узнали его не сразу.

2 Прим. переводчика (SV): Вероятно, Раттхапала имел здесь в виду, что таким образом его отец смог бы понять, что привязанность ведёт к страданиям (то есть смог бы понять, увидеть вторую Благородную Истину).



.
٭
© theravada.ru – при копировании материалов
просьба ставить прямую ссылку на наш сайт.
Палийский Канон