Буддизм
                Учение Старцев
 
«
Тхеравада.ру    
   
 

 
  ٭
.

Гхатикара сутта: Гончар Гхатикара
МН 81

 
редакция перевода: 20.09.2015
Перевод с английского: SV

источник:
"Majjhima Nikaya by Nyanamoli & Bodhi, p. 669"

Так я слышал. Однажды Благословенный странствовал по стране Косал вместе с большой Сангхой монахов. И тогда Благословенный свернул с главной дороги в определённом месте и улыбнулся. Мысль пришла к Достопочтенному Ананде: «В чём условие, в чём причина улыбки Благословенного? Татхагаты не улыбаются без причины». Поэтому он закинул верхнее одеяние за плечо, сложил руки в почтительном приветствии Благословенного, и спросил его:
«Учитель, в чём условие, в чём причина улыбки Благословенного? Татхагаты не улыбаются без причины».
«Однажды, Ананда, в этом месте был процветающий, людный торговый город под названием Вебхалинга, с многочисленными жителями, с множеством людей. И в то время Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый, жил рядом с торговым городом Вебхалингой. В действительности, именно на этом самом месте у Благословенного Кассапы, совершенного и полностью просветлённого, находился его монастырь. В действительности, именно на этом самом месте Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый, сидел и советовал Сангхе монахов».
И тогда Достопочтенный Ананда сложил вчетверо свою сшитую из лоскутов накидку, расстелил её, и сказал Благословенному: «В таком случае, Учитель, пусть Благословенный присядет. Таким образом это место будет использовано [сразу] двумя Совершенными, Полностью Просветлёнными». Благословенный сел на подготовленное сиденье и обратился к Достопочтенному Ананде так:
«Однажды, Ананда, в этом месте был процветающий, людный торговый город под названием Вебхалинга… на этом самом месте Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый, сидел и советовал Сангхе монахов. В Вебхалинге у Благословенного Кассапы был жертвователь, его главный жертвователь, гончар по имени Гхатикара. У гончара Гхатикары был друг, его близкий друг, брахманский ученик по имени Джотипала1.
Однажды гончар Гхатикара обратился к брахманскому ученику Джотипале: «Дорогой Джотипала, пойдём навестим Благословенного Кассапу, совершенного и полностью просветлённого. Я говорю тебе, что благостно это – повидать этого Благословенного, совершенного и полностью просветлённого». Брахманский ученик Джотипала ответил: «Довольно, дорогой Гхатикара. Какой толк в том, чтобы повидаться с бритоголовым отшельником?»
«И во второй и в третий раз гончар Гхатикара сказал: «Дорогой Джотипала, пойдём навестим…» И в третий раз брахманский ученик Джотипала ответил: «Довольно, дорогой Гхатикара. Какой толк в том, чтобы повидаться с бритоголовым отшельником?»
«Тогда, дорогой Джотипала, возьмём люфу и банный порошок, и пойдём к реке искупаться».
«Отлично» – ответил Джотипала.
Так гончар Гхатикара и брахманский ученик Джотипала взяли люфу и банный порошок и отправились к реке искупаться. Затем Гхатикара сказал Джотипале: «Дорогой Джотипала, вон там, неподалёку, монастырь Благословенного Кассапы, совершенного и полностью просветлённого. Я говорю тебе, что благостно это – повидать этого Благословенного, совершенного и полностью просветлённого». Джотипала ответил: «Довольно, дорогой Гхатикара. Какой толк в том, чтобы повидаться с бритоголовым отшельником?»
И во второй раз и в третий раз Гхатикара сказал: «Дорогой Джотипала, вон там, неподалёку, монастырь…» И в третий раз брахманский ученик Джотипала ответил: «Довольно, дорогой Гхатикара. Какой толк в том, чтобы повидаться с бритоголовым отшельником?»
Тогда гончар Гхатикара схватил брахманского ученика Джотипалу за пояс и [опять] сказал: «Дорогой Джотипала, вон там, неподалёку, монастырь Благословенного Кассапы, совершенного и полностью просветлённого. Я говорю тебе, что благостно это – повидать этого Благословенного, совершенного и полностью просветлённого». Тогда брахманский ученик Джотипала развязал свой пояс и сказал: «Довольно, дорогой Гхатикара. Какой толк в том, чтобы повидаться с бритоголовым отшельником?»
И потом, когда брахманский ученик Джотипала вымыл свою голову, гончар Гхатикара схватил его за волосы2 и [опять] сказал: «Дорогой Джотипала, вон там, неподалёку, монастырь…»
Тогда брахманский ученик Джотипала подумал: «Удивительно, поразительно, что этот гончар Гхатикара, который более низкого рождения, отважился схватить меня за волосы, когда мы вымыли наши головы! Воистину, здесь что-то не так». И он сказал гончару Гхатикаре: «Даже вот как далеко ты готов зайти, дорогой Гхатикара?!»
«Даже вот как я далеко готов зайти, дорогой Джотипала – вот насколько [это важно], я говорю тебе, что благостно это – повидать этого Благословенного, совершенного и полностью просветлённого!»
«Ну что ж, дорогой Гхатикара, отпусти меня. Пойдём повидаем его».
Так гончар Гхатикара и брахманский ученик Джотипала отправились к Благословенному Кассапе, совершенному и полностью просветлённому. Гхатикара, поклонившись ему, сел рядом, тогда как Джотипала обменялся с ним вежливыми приветствиями и после обмена вежливыми приветствиями и любезностями также сел рядом. Тогда Гхатикара сказал Благословенному Кассапе, совершенному и полностью просветлённому: «Господин, это брахманский ученик Джотипала, мой друг, мой близкий друг. Пусть Благословенный научит его Дхамме».
И тогда Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый, наставлял, призывал, воодушевлял, и радовал гончара Гхатикару и брахманского ученика Джотипалу изложением Дхаммы. По завершении изложения, восхитившись и порадовавшись словам Благословенного Кассапы, они встали со своих сидений, поклонились Благословенному Кассапе, совершенному и полностью просветлённому, и, обойдя его с правой стороны, ушли.
И тогда Джотипала спросил Гхатикару: «И теперь, когда ты услышал эту Дхамму, дорогой Гхатикара, почему ты не оставишь жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной?»
«Дорогой Джотипала, разве ты не знаешь, что я содержу своих слепых состарившихся родителей?»
«Тогда, дорогой Гхатикара, я оставлю жизнь домохозяйскую ради жизни бездомной».
Так гончар Гхатикара и брахманский ученик Джотипала отправились к Благословенному Кассапе, совершенному и полностью просветлённому. Поклонившись ему, они сели рядом, и гончар Гхатикара сказал Благословенному Кассапе, совершенному и полностью просветлённому: «Господин, этот брахманский ученик Джотипала, мой друг, мой близкий друг. Пусть Благословенный даст ему монашеское посвящение». И брахманский ученик Джотипала получил младшее монашеское посвящение от Благословенного Кассапы, совершенного и полностью просветлённого, и получил высшее монашеское посвящение.
И вскоре после того как брахманский ученик Джотипала получил полное посвящение, [а именно] через полмесяца после того как он получил полное посвящение, Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый, побыв в Вебхалинге столько, сколько считал нужным, отправился в странствие в направлении Варанаси. Странствуя переходами, со временем он прибыл в Варанаси, где остановится в Оленьем Парке в Исипатане.
И тогда царь Кики из Каси услышал: «Похоже, Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый, дошёл до Варанаси и остановился в Оленьем Парке в Исипатане». Поэтому он снарядил несколько царских экипажей, взобрался на царский экипаж, и выехал из Варанаси со всем царским великолепием, чтобы повидать Благословенного Кассапу. Он ехал, пока дорога была проходимой для экипажей, затем спешился и пошёл пешком к Благословенному Кассапе, совершенному и полностью просветлённому. Поклонившись ему, он сел рядом, и Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый, наставлял, призывал, воодушевлял, и радовал царя Кики из Каси изложением Дхаммы.
По завершении изложения царь Кики из Каси сказал: «Господин, пусть Благословенный вместе с Сангхой монахов согласится принять приглашение от меня на завтрашний обед». Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый, молча согласился. И тогда, осознав, что Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый, согласился, он встал со своего сиденья, поклонился ему и, обойдя его с правой стороны, ушёл.
И когда минула ночь, царь Кики из Каси приготовил в своём собственном доме различные виды превосходной еды – красный рис с выбранными чёрными зёрнами, хранившийся в снопах, вместе с многочисленными соусами и карри – и объявил Благословенному Кассапе, совершенному и полностью просветлённому, о том, что всё готово: «Время пришло, Господин, кушанье готово».
И тогда, утром, Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый, оделся, взял чашу и верхнее одеяние, и отправился с Сангхой монахов к дому царя Кики из Каси, где сел на подготовленное сиденье. Затем он собственноручно обслужил Сангху монахов во главе с Буддой различными видами превосходной еды. Когда Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый, поел и убрал чашу в сторону, царь Кики из Каси выбрал более низкое сиденье, сел рядом, и сказал:
«Господин, пусть Благословенный согласится принять от меня приглашение провести сезон дождей в Варанаси. Там будет такое же услужение Сангхе».
«Довольно, царь, мне уже обеспечено проживание на сезон дождей».
И во второй раз и в третий раз царь Кики из Каси сказал: «Господин, пусть Благословенный согласится принять от меня приглашение провести сезон дождей в Варанаси. Это будет полезно для Сангхи».
«Довольно, царь, мне уже обеспечено проживание на сезон дождей».
Царь подумал: «Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый, не соглашается принять моё приглашение провести сезон дождей в Варанаси» – и он стал весьма расстроенным и опечаленным.
Тогда он сказал: «Господин, неужели у вас есть лучший жертвователь, нежели я?»
«Так оно, великий царь. Есть торговый город под названием Вебхалинга, и там проживает гончар по имени Гхатикара. Он мой жертвователь, мой главный жертвователь. И теперь, великий царь, ты подумал: «Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый, не соглашается принять моё приглашение провести сезон дождей в Варанаси», и ты стал весьма расстроенным и опечаленным. Но гончар Гхатикара не стал бы, и не станет. Гончар Гхатикара принял прибежище в Будде, Дхамме, и Сангхе. Он воздерживается от убийства живых существ, от взятия того, что не было дано, от неблагого поведения в чувственных удовольствиях, от лжи, от вина, спиртного, и одурманивающих веществ, что являются основой для беспечности. Он имеет непоколебимое доверие к Будде, Дхамме, и Сангхе, и он обладает нравственными качествами, которые дороги благородным. Он не имеет сомнений в отношении страданий, в отношении источника страданий, в отношении прекращения страданий, и отношении пути к прекращению страданий. Он ест только один раз в день, он соблюдает целомудрие, он нравственный, обладает хорошим характером. Он отложил самоцветы и золото, оставил золото и серебро. Он не копает землю ради добычи глины киркой или же своими руками. [Ту глину], что отломилась с берегов реки, или же выброшена [на поверхность земли] крысами, он собирает и несёт домой в коробе. Когда [из этой глины] он изготовил горшок, он говорит: «Пусть тот, кто хочет, положит отборный рис, или отборные бобы, или отборную чечевицу, и пусть заберёт любой [горшок], который пожелает»3. Он содержит своих слепых состарившихся родителей. Уничтожив пять нижних оков, он является тем, кто переродится спонтанно [в мире Чистых Обителей], и там достигнет окончательной ниббаны, никогда более не возвращаясь [обратно] из того мира [в этот].
Однажды, когда я жил в Вебхалинге, утром я оделся, взял чашу и верхнее одеяние, подошёл к родителям гончара Гхатикары и спросил их: «Не подскажете, куда ушёл гончар?»
«Почтенный, твой жертвователь отлучился. Но бери из чана рис и соус из котелка и ешь».
«Я сделал так и ушёл. Затем гончар Гхатикара пришёл к родителям и спросил: «Кто взял рис из чана и соус из котелка, съел и ушёл?»
«Дорогой, это был Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый».
Тогда гончар Гхатикара подумал: «Какое благо для меня, какое великое благо для меня, что Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый, обладает ко мне таким доверием!» И восторг и счастье ни на миг не оставляли его в течение двух недель, а его родителей в течение недели.
В другой раз, когда я проживал в Вебхалинге, утром я оделся, взял чашу и верхнее одеяние, подошёл к родителям гончара Гхатикары и спросил их: «Не подскажете, куда ушёл гончар?»
«Почтенный, твой жертвователь отлучился. Но бери из сосуда кашу и соус из котелка и ешь».
«Я сделал так и ушёл. Затем гончар Гхатикара пришёл к родителям и спросил: «Кто взял из кашу из сосуда и соус из котелка, съел и ушёл?»
«Дорогой, это был Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый».
Тогда гончар Гхатикара подумал: «Какое благо для меня, какое великое благо для меня, что Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый, обладает ко мне таким доверием!» И восторг и счастье ни на миг не оставляли его в течение двух недель, а его родителей в течение недели.
В другой раз, когда я проживал в Вебхалинге, [крыша] в моей хижине прохудилась. Тогда я обратился к монахам так: «Идите, монахи, и узнайте, есть ли какая-нибудь трава в доме гончара Гхатикары».
«Учитель, в доме гончара Гхатикары нет травы, но над его мастерской соломенная крыша».
«Идите, монахи, и возьмите траву из мастерской гончара Гхатикары».
И так они и поступили. Тогда родители гончара Гхатикары спросили монахов: «Кто берёт траву из мастерской?»
«Сестра, [крыша] хижины Благословенного Кассапы, совершенного и полностью просветлённого, прохудилась».
«Берите, достопочтенные, берите, дорогие!»
Затем гончар Гхатикара пришёл к родителям и спросил: «Кто взял траву из мастерской?»
«Дорогой, это были монахи. [Крыша] хижины Благословенного Кассапы, совершенного и полностью просветлённого, прохудилась».
Тогда гончар Гхатикара подумал: «Какое благо для меня, какое великое благо для меня, что Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый, обладает ко мне таким доверием!» И восторг и счастье ни на миг не оставляли его в течение двух недель, а его родителей в течение недели. И тогда мастерская оставалась целых три месяца с [открытым] небом вместо крыши, но всё же дождь не выпадал на её.
Вот каков гончар Гхатикара».
«Какое благо для гончара Гхатикары, какое великое благо для него, что Благословенный Кассапа, совершенный и полностью просветлённый, так на него полагается».
И тогда царь Кики из Каси отправил гончару Гхатикаре пятьсот телег красного риса, собранного в снопах, а также ингредиенты для соусов вместе с этим. И затем люди царя отправились к гончару Гхатикаре и сказали ему: «Почтенный, вот пятьсот телег красного риса, собранного в снопах, а также ингредиенты для соусов вместе с этим, которые царь Кики из Каси отправил для тебя. Будь добр, прими их».
«Царь очень занят, у него много дел. Мне достаточно. Пусть это останется у царя».
И теперь, Ананда, ты можешь подумать так: «Вне сомнений, в том случае этим брахманским учеником Джотипалой был кто-то другой». Но тебе не следует так считать. Тем брахманским учеником Джотипалой был я».
Так сказал Благословенный. Достопочтенный Ананда был доволен и восхитился словами Благословенного.


1 Далее в сутте Будда скажет о том, что он сам был в одной из прошлых жизней этим Джотипалой. Короткая беседа между Буддой и Брахмой, которым переродился Гхатикара в мире Чистых Обителей, содержится в стихе в СН 1.50.

2 На Востоке считается очень грубым, когда в обычных обстоятельствах человек более низкого происхождения касается головы того, кто более высокого происхождения. Комментарий поясняет, что Гхатикара пошёл на риск (ссоры), чтобы убедить-таки Джотипалу повстречаться с Буддой Кассапой.

3 Комментарий поясняет, что он не занимался торговлей, но вёл с соседями натуральный обмен, то есть, только товарами, без использования денег.


.
٭
© theravada.ru – при копировании материалов
просьба ставить прямую ссылку на наш сайт.