Буддизм
                Учение Старцев
 
«
Тхеравада.ру    
   
 

 
  ٭
.

Маха ваччхаготта сутта: Большая лекция для Ваччхаготты
МН 73

 
редакция перевода: 23.08.2015
Перевод с английского: SV

источник:
"Majjhima Nikaya by Nyanamoli & Bodhi, p. 595"

Так я слышал. Однажды Благословенный проживал в Раджагахе в Бамбуковой Роще в Беличьем Святилище. И тогда странник Ваччхаготта отправился к Благословенному и обменялся с ним вежливыми приветствиями. После обмена вежливыми приветствиями и любезностями он сел рядом и сказал Благословенному:
«Долгое время я вёл беседы с Мастером Готамой. Было бы хорошо, если бы Мастер Готама научил меня вкратце благому и неблагому».
«Я могу научить тебя вкратце благому и неблагому, Ваччха, и я могу научить тебя благому и неблагому подробно. Но, тем не менее, я научу тебя благому и неблагому вкратце. Слушай внимательно то, о чём я буду говорить».
«Да, почтенный» – ответил он. Благословенный сказал следующее:
«Ваччха, жажда является неблагим, не-жажда является благим. Злоба является неблагим, не-злоба является благим. Заблуждение является неблагим, не-заблуждение является благим. Таким образом, три вещи являются благими, а другие три – неблагими.
Убийство живых существ – это неблагое. Воздержание от убийства живых существ – это благое. Взятие того, что [тебе] не было дано – это неблагое. Воздержание от взятия того, что не дано – это благое. Неблагое поведение в чувственных удовольствиях – это неблагое. Воздержание от неблагого поведения в чувственных удовольствиях – это благое. Ложь – это неблагое. Воздержание от лжи – это благое. Злобная речь – это неблагое. Воздержание от злобной речи – это благое. Грубая речь – это неблагое. Воздержание от грубой речи – это благое. Пустословие – это неблагое. Воздержание от пустословия – это благое. Алчность – это неблагое. Не-алчность – это благое. Недоброжелательность – это неблагое. Не-недоброжелательность – это благое. Неправильные воззрения – это неблагое. Правильные воззрения – это благое. Таким образом, десять вещей являются благими, а другие десять – неблагими.
Когда монах отбросил жажду, срезал её под корень, сделал подобной обрубку пальмы, уничтожил так, что она более не сможет возникнуть в будущем, то тогда этот монах – арахант, чьи пятна [умственных загрязнений] уничтожены, который прожил святую жизнь, сделал то, что следовало сделать, сбросил тяжкий груз, достиг истинной цели, уничтожил оковы существования, и полностью освободился посредством окончательного знания».
«Помимо Мастера Готамы есть ли какой-либо монах, ученик Мастера Готамы, который с уничтожением пятен [умственных загрязнений], реализовав это для себя самостоятельно посредством прямого знания, здесь и сейчас входит и пребывает в незапятнанном освобождении ума и освобождении мудростью?»
«Ваччха, не одна сотня, не две, не три, не четыре, не пять сотен, но куда больше монахов, моих учеников, которые с уничтожением пятен… пребывают в незапятнанном освобождении ума и освобождении мудростью».
«Помимо Мастера Готамы и монахов, есть ли какая-либо монахиня, ученица Мастера Готамы, которая с уничтожением пятен… пребывает в незапятнанном освобождении ума и освобождении мудростью?»
«Ваччха, не одна сотня, не две, не три, не четыре, не пять сотен, но куда больше монахинь, моих учениц, которые с уничтожением пятен… пребывают в незапятнанном освобождении ума и освобождении мудростью».
«Помимо Мастера Готамы, монахов, и монахинь, есть ли какой-либо мирянин, ученик Мастера Готамы, одетый в белое, ведущий целомудренную жизнь, который с уничтожением пяти нижних оков переродится спонтанно в [мирах Чистых Обителей], и там достигнет ниббаны, никогда более не возвращаясь из того мира [обратно в этот]?»
«Ваччха, не одна сотня, не две, не три, не четыре, не пять сотен, но куда больше мирян, моих учеников, одетых в белое… никогда более не возвращаясь из того мира».
«Помимо Мастера Готамы, монахов, монахинь, и мирян, одетых в белое, ведущих целомудренную жизнь, есть ли какой-либо мирянин, ученик Мастера Готамы, одетый в белое, наслаждающийся чувственными удовольствиями, который исполняет его наставления, слушается его совета, вышел за пределы сомнений, стал свободным от замешательства, обрёл неустрашимость, стал независимым от других в Учении Учителя?»1
«Ваччха, не одна сотня, не две, не три, не четыре, не пять сотен, но куда больше мирян, моих учеников, одетых в белое, наслаждающихся чувственными удовольствиями… стали независимыми от других в Учении Учителя».
«Помимо Мастера Готамы, монахов, монахинь, мирян, одетых в белое – как тех, что ведут целомудренную жизнь, так и тех, что наслаждаются чувственными удовольствиями – есть ли какая-либо мирянка, ученица Мастера Готамы, одетая в белое, ведущая целомудренную жизнь, которая с уничтожением пяти нижних оков переродится спонтанно в [мирах Чистых Обителей], и там достигнет ниббаны, никогда более не возвращаясь из того мира [обратно в этот]?»
«Ваччха, не одна сотня, не две, не три, не четыре, не пять сотен, но куда больше мирянок, моих учениц, одетых в белое… никогда более не возвращаясь из того мира».
«Помимо Мастера Готамы, монахов, монахинь, мирян, одетых в белое – как тех, что ведут целомудренную жизнь, так и тех, что наслаждаются чувственными удовольствиями, а также мирянок, одетых в белое, ведущих целомудренную жизнь – есть ли какая-либо мирянка, ученица Мастера Готамы, одетая в белое, наслаждающаяся чувственными удовольствиями, которая исполняет его наставления, слушается его совета, вышла за пределы сомнений, стала свободной от замешательства, обрела неустрашимость, стала независимой от других в Учении Учителя?»
«Ваччха, не одна сотня, не две, не три, не четыре, не пять сотен, но куда больше мирянок, моих учениц, одетых в белое, наслаждающихся чувственными удовольствиями… стали независимыми от других в Учении Учителя».
«Мастер Готама, если бы только Мастер Готама был бы совершенным в этой Дхамме, но монахи не были бы совершенными, то тогда эта святая жизнь была бы неполноценной в этом отношении. Но поскольку Мастер Готама и монахи совершенны в этой Дхамме, то эта святая жизнь полноценна в этом отношении. Если бы только Мастер Готама и монахи… Если бы только Мастер Готама, монахи, монахини… Если бы только Мастер Готама, монахи, монахини, миряне, одетые в белое, ведущие целомудренную жизнь… Если бы только Мастер Готама, монахи, монахини, миряне, одетые в белое – как те, что ведут целомудренную жизнь, так и те, что наслаждаются чувственными удовольствиями… Если бы только Мастер Готама, монахи, монахини, миряне, одетые в белое – как те, что ведут целомудренную жизнь, так и те, что наслаждаются чувственными удовольствиями, а также мирянки, одетые в белое, ведущие целомудренную жизнь, были бы совершенными в этой Дхамме, но мирянки, одетые в белое, наслаждающиеся чувственными удовольствиями, не были бы совершенными, то тогда эта святая жизнь была бы неполноценной в этом отношении. Но поскольку Мастер Готама… мирянки, одетые в белое, наслаждающиеся чувственными удовольствиями, совершенны в этой Дхамме, то эта святая жизнь полноценна в этом отношении.
Подобно тому, как река Ганг склоняется к морю, направляется к морю, течёт к морю, и достигает моря, то точно также собрание Мастера Готамы с его ушедшими в бездомную жизнь, а также домохозяевами, склоняется к ниббане, направляется к ниббане, течёт к ниббане, и достигает ниббаны.
Великолепно, Мастер Готама! Великолепно, Мастер Готама! Как если бы он поставил на место то, что было перевёрнуто, раскрыл бы спрятанное, показал путь тому, кто потерялся, внёс бы лампу во тьму, чтобы зрячий да мог увидеть, точно также Мастер Готама различными способами прояснил Дхамму. Я принимаю прибежище в Мастере Готаме, прибежище в Дхамме, и прибежище в Сангхе монахов. Я хотел бы получить младшее монашеское посвящение, я хотел бы получить высшее монашеское посвящение».
«Ваччха, тот, кто прежде принадлежал другому учению, и желает получить младшее и высшее посвящение в этой Дхамме и Винае, должен пройти испытательный срок в четыре месяца. По истечении четырёх месяцев, если монахи будут довольны им, они дают ему младшее посвящение и высшее посвящение в монахи. Но я признаю, что могут быть индивидуальные различия в этом вопросе».
«Господин, если тот, кто прежде принадлежал другому учению… если монахи будут довольны им… то тогда я готов проходить испытательный срок [хоть] четыре года. По истечении четырёх лет, если монахи будут довольны мной, они дадут мне младшее посвящение и высшее посвящение в монахи».
И тогда странник Ваччхаготта получил младшее посвящение под [учительством] Благословенного и получил высшее посвящение. И вскоре после получения высшего посвящения Достопочтенный Ваччхаготта отправился к Благословенному, поклонился ему, сел рядом, и сказал Благословенному: «Учитель, я достиг всего, что может быть достигнуто знанием ученика, [практикующего] высшую тренировку, истинным знанием ученика, [практикующего] высшую тренировку. Пусть Благословенный научит меня Дхамме далее»2.
«В таком случае, Ваччха, далее развивай две вещи: успокоение и прозрение. Когда эти две вещи – успокоение и прозрение – развиты далее, то они ведут к постижению многочисленных элементов.
До той степени, до которой ты пожелаешь: «Пусть я буду владеть различными видами сверхъестественных сил: будучи одним, я буду становиться многими…»3 – ты достигнешь способности засвидетельствовать любой аспект этого, так как есть для этого подходящее основание4.
До той степени, до которой ты пожелаешь: «Пусть я буду слышать за счёт божественного уха…» – ты достигнешь способности засвидетельствовать любой аспект этого, так как есть для этого подходящее основание.
До той степени, до которой ты пожелаешь: «Пусть я буду знать умы других существ, других личностей, направив на них свой собственный ум…» – ты достигнешь способности засвидетельствовать любой аспект этого, так как есть для этого подходящее основание.
До той степени, до которой ты пожелаешь: «Пусть я буду вспоминать многочисленные прошлые жизни…» – ты достигнешь способности засвидетельствовать любой аспект этого, так как есть для этого подходящее основание.
До той степени, до которой ты пожелаешь: «Пусть я буду видеть за счёт божественного глаза, очищенного и превосходящего человеческий, смерть и перерождение существ…» – ты достигнешь способности засвидетельствовать любой аспект этого, так как есть для этого подходящее основание.
До той степени, до которой ты пожелаешь: «Пусть я за счёт уничтожения пятен [умственных загрязнений] здесь и сейчас буду входить и пребывать в незапятнанном освобождении ума, освобождении мудростью, зная и проявляя эти состояния для себя самостоятельно посредством прямого знания» – ты достигнешь способности засвидетельствовать любой аспект этого, так как есть для этого подходящее основание».
И тогда Достопочтенный Ваччхаготта, восхитившись и порадовавшись словам Благословенного, поднялся со своего сиденья, поклонился Благословенному и, обойдя его с правой стороны, ушёл. И вскоре, пребывая в уединении прилежным, старательным, решительным, Достопочтенный Ваччхаготта, реализовав это для себя посредством прямого знания, здесь и сейчас вошёл и пребывал в высочайшей цели святой жизни, ради которой представители клана праведно оставляют жизнь домохозяина и ведут жизнь бездомную. Он напрямую познал: «Рождение уничтожено, святая жизнь прожита, сделано то, что следовало сделать, не будет более возвращения в какое-либо состояние существования». И Достопочтенный Ваччхаготта стал одним из арахантов.
И в то время группа монахов отправилась повидать Благословенного. Достопочтенный Ваччхаготта увидел их издали. Увидев их, он подошёл к ним и спросил их: «Куда направляются достопочтенные?»
«Мы идём повидать Благословенного, друг».
«В таком случае, пусть достопочтенные от моего имени выразят почтение Благословенному, упав ему в ноги и сказав: «Учитель, монах Ваччхаготта выражает почтение, припадая к ногам Благословенного». И затем скажите: «Благословенный был почтён мною, Высочайший был почтён мною».
«Да, друг» – ответили те монахи. И тогда они отправились к Благословенному, поклонились ему, сели рядом, и сказали Благословенному: «Учитель, Достопочтенный Ваччхаготта выражает почтение, припадая к ногам Благословенного, и говорит: «Благословенный был почтён мною, Высочайший был почтён мною».
«Монахи, охватив его ум своим собственным умом, я уже знал о монахе Ваччхаготте: «Монах Ваччхаготта достиг тройного истинного знания и обладает величайшей сверхъестественной силой и могуществом».
Так сказал Благословенный. Монахи были довольны и восхитились словами Благословенного.


1 Речь идёт о вступивших в поток и однажды-возвращающихся, которые всё ещё могут вести мирскую жизнь и потакать чувственным удовольствиям.

2 Согласно Комментарию, он достиг не-возвращения и просил Будду дать ему следующие наставления, чтобы достичь арахантства. Однако, Будда увидел, что у того есть задатки развить пять видов мирских сверхспособностей, поэтому он дал ему наставление для достижения и пяти сверхспособностей, и арахантства.

3 Все сверхспособности раскрываются по стандартным формулировкам, как, например, в МН 6.

4 Подходящее основание для пяти сверхспособностей и арахантства – это четвёртая джхана.



.
٭
© theravada.ru – при копировании материалов
просьба ставить прямую ссылку на наш сайт.