Буддизм
                Учение Старцев
 
«
Тхеравада.ру    
   
 

 
  ٭
.

Чхачхакка сутта: Шесть групп шестёрок
МН 148

 
редакция перевода: 25.03.2016
Перевод с английского: SV

источник:
"Majjhima Nikaya by Nyanamoli & Bodhi, p. 1129"

Содержание

Шесть групп шестёрок
Безличностность
Возникновение личности
Прекращение личности
Скрытые склонности
Отбрасывание скрытых склонностей
Освобождение



Так я слышал. Однажды Благословенный проживал в Саваттхи в роще Джеты в монастыре Анатхапиндики. Там Благословенный обратился к монахам так: «Монахи!»
«Учитель!» – ответили они. Благословенный сказал следующее:
«Монахи, я научу вас Дхамме, которая прекрасна в начале, прекрасна в середине, и прекрасна в конце, правильна и в духе и в букве. Я раскрою вам святую жизнь, которая всецело совершенная и чистая. [Это учение] о шести группах шестёрок. Слушайте внимательно то, о чём я буду говорить».
«Да, Учитель» – ответили монахи. Благословенный сказал следующее:
«Шесть внутренних сфер должны быть поняты. Шесть внешних сфер должны быть поняты. Шесть классов сознания должны быть поняты. Шесть классов контакта должны быть поняты. Шесть классов чувства должны быть поняты. Шесть классов жажды должны быть поняты.

Шесть групп шестёрок

«Шесть внутренних сфер должны быть поняты» – так было сказано. В отношении чего так было сказано? Есть сфера глаза, сфера уха, сфера носа, сфера языка, сфера тела, сфера ума. В отношении этого так было сказано: «Шесть внутренних сфер должны быть поняты». Таковая первая группа шести.
«Шесть внешних сфер должны быть поняты» – так было сказано. В отношении чего так было сказано? Есть сфера формы, сфера звука, сфера запаха, сфера вкуса, сфера осязаемой вещи, сфера умственного объекта. В отношении этого так было сказано: «Шесть внешних сфер должны быть поняты». Таковая вторая группа шести.
«Шесть классов сознания должны быть поняты» – так было сказано. В отношении чего так было сказано? В зависимости от глаза и форм возникает сознание глаза. В зависимости от уха и звуков возникает сознание уха. В зависимости от носа и запахов возникает сознание носа. В зависимости от языка и вкусов возникает сознание языка. В зависимости от тела и осязаемых вещей возникает сознание тела. В зависимости от ума и умственных объектов возникает сознание ума. В отношении этого так было сказано: «Шесть классов сознания должны быть поняты». Таковая третья группа шести.
«Шесть классов контакта должны быть поняты» – так было сказано. В отношении чего так было сказано? В зависимости от глаза и форм возникает сознание глаза. Встреча этих трёх – это контакт. В зависимости от уха и звуков возникает сознание уха. Встреча этих трёх – это контакт. В зависимости от носа и запахов возникает сознание носа. Встреча этих трёх – это контакт. В зависимости от языка и вкусов возникает сознание языка. Встреча этих трёх – это контакт. В зависимости от тела и осязаемых вещей возникает сознание тела. Встреча этих трёх – это контакт. В зависимости от ума и умственных объектов возникает сознание ума. Встреча этих трёх – это контакт. В отношении этого так было сказано: «Шесть классов контакта должны быть поняты». Таковая четвёртая группа шести.
«Шесть классов чувства должны быть поняты» – так было сказано. В отношении чего так было сказано? В зависимости от глаза и форм возникает сознание глаза. Встреча этих трёх – это контакт. С контактом как условием имеет место чувство. В зависимости от уха и звуков возникает сознание уха. Встреча этих трёх – это контакт. С контактом как условием имеет место чувство. В зависимости от носа и запахов возникает сознание носа. Встреча этих трёх – это контакт. С контактом как условием имеет место чувство. В зависимости от языка и вкусов возникает сознание языка. Встреча этих трёх – это контакт. С контактом как условием имеет место чувство. В зависимости от тела и осязаемых вещей возникает сознание тела. Встреча этих трёх – это контакт. С контактом как условием имеет место чувство. В зависимости от ума и умственных объектов возникает сознание ума. Встреча этих трёх – это контакт. С контактом как условием имеет место чувство. В отношении этого так было сказано: «Шесть классов чувства должны быть поняты». Таковая пятая группа шести.
«Шесть классов жажды должны быть поняты» – так было сказано. В отношении чего так было сказано? В зависимости от глаза и форм возникает сознание глаза. Встреча этих трёх – это контакт. С контактом как условием имеет место чувство. С чувством как условием имеет место жажда. В зависимости от уха и звуков возникает сознание уха. Встреча этих трёх – это контакт. С контактом как условием имеет место чувство. С чувством как условием имеет место жажда. В зависимости от носа и запахов возникает сознание носа. Встреча этих трёх – это контакт. С контактом как условием имеет место чувство. С чувством как условием имеет место жажда. В зависимости от языка и вкусов возникает сознание языка. Встреча этих трёх – это контакт. С контактом как условием имеет место чувство. С чувством как условием имеет место жажда. В зависимости от тела и осязаемых вещей возникает сознание тела. Встреча этих трёх – это контакт. С контактом как условием имеет место чувство. С чувством как условием имеет место жажда. В зависимости от ума и умственных объектов возникает сознание ума. Встреча этих трёх – это контакт. С контактом как условием имеет место чувство. С чувством как условием имеет место жажда. В отношении этого так было сказано: «Шесть классов жажды должны быть поняты». Таковая шестая группа шести.

Безличностность

Если кто-либо скажет: «Глаз – это «я» – то это будет неразумным. Можно различить возникновение и распад глаза. Поскольку можно различить возникновение и распад, то получилось бы: «Моё «я» возникает и распадается». Вот почему было бы неразумным говорить: «Глаз – это «я». Поэтому глаз является безличностным.
Если кто-либо скажет: «Формы – это «я» – то это будет неразумным. Можно различить возникновение и распад форм. Поскольку можно различить возникновение и распад, то получилось бы: «Моё «я» возникает и распадается». Вот почему было бы неразумным говорить: «Формы – это «я». Поэтому глаз является безличностным, формы являются безличностными.
Если кто-либо скажет: «Сознание глаза – это «я» – то это будет неразумным. Можно различить возникновение и распад сознания глаза. Поскольку можно различить возникновение и распад, то получилось бы: «Моё «я» возникает и распадается». Вот почему было бы неразумным говорить: «Сознание глаза – это «я». Поэтому глаз является безличностным, формы являются безличностными, сознание глаза является безличностным.
Если кто-либо скажет: «Контакт глаза – это «я» – то это будет неразумным. Можно различить возникновение и распад контакта глаза. Поскольку можно различить возникновение и распад, то получилось бы: «Моё «я» возникает и распадается». Вот почему было бы неразумным говорить: «Контакт глаза – это «я». Поэтому глаз является безличностным, формы являются безличностными, сознание глаза является безличностным, контакт глаза является безличностным.
Если кто-либо скажет: «Чувство – это «я» – то это будет неразумным. Можно различить возникновение и распад чувства. Поскольку можно различить возникновение и распад, то получилось бы: «Моё «я» возникает и распадается». Вот почему было бы неразумным говорить: «Чувство – это «я». Поэтому глаз является безличностным, формы являются безличностными, сознание глаза является безличностным, контакт глаза является безличностным, чувство является безличностным.
Если кто-либо скажет: «Жажда – это «я» – то это будет неразумным. Можно различить возникновение и распад жажды. Поскольку можно различить возникновение и распад, то получилось бы: «Моё «я» возникает и распадается». Вот почему было бы неразумным говорить: «Жажда – это «я». Поэтому глаз является безличностным, формы являются безличностными, сознание глаза является безличностным, контакт глаза является безличностным, чувство является безличностным, жажда является безличностной.

Если кто-либо скажет: «Ухо – это «я»…
Если кто-либо скажет: «Нос – это «я»…
Если кто-либо скажет: «Язык – это «я»…
Если кто-либо скажет: «Тело – это «я»…

Если кто-либо скажет: «Ум – это «я» – то это будет неразумным. Можно различить возникновение и распад ума. Поскольку можно различить возникновение и распад, то получилось бы: «Моё «я» возникает и распадается». Вот почему было бы неразумным говорить: «Ум – это «я». Поэтому ум является безличностным.
Если кто-либо скажет: «Умственные объекты – это «я»… Если кто-либо скажет: «Сознание ума – это «я»… Если кто-либо скажет: «Контакт ума – это «я»… Если кто-либо скажет: «Чувство – это «я»… Если кто-либо скажет: «Жажда – это «я»… Поэтому ум является безличностным, умственные объекты являются безличностными, сознание ума является безличностным, контакт ума является безличностным, чувство является безличностным, жажда является безличностной.

Возникновение личности

Монахи, вот каков путь, ведущий к возникновению личности. Кто-либо считает глаз таковым: «Это моё, я таков, это моё «я». Он считает формы… сознание глаза… контакт глаза… чувство… жажду таковой: «Это моё, я таков, это моё «я».

Он считает ухо…
Он считает нос…
Он считает язык…
Он считает тело…

Он считает ум таковым: «Это моё, я таков, это моё «я». Он считает умственные объекты… сознание ума… контакт ума… чувство… жажду таковой: «Это моё, я таков, это моё «я».


Прекращение личности

Монахи, вот каков путь, ведущий к прекращению личности. Кто-либо считает глаз таковым: «Это не моё, я не таков, это не моё «я». Он считает формы… сознание глаза… контакт глаза… чувство… жажду таковой: «Это не моё, я не таков, это не моё «я».

Он считает ухо…
Он считает нос…
Он считает язык…
Он считает тело…

Он считает ум таковым: «Это не моё, я не таков, это не моё «я». Он считает умственные объекты… сознание ума… контакт ума… чувство… жажду таковой: «Это не моё, я не таков, это не моё «я».

Скрытые склонности

Монахи, в зависимости от глаза и форм возникает сознание глаза. Встреча этих трёх – это контакт. С контактом как условием возникает [чувство], ощущаемое как приятное или болезненное или ни-приятное-ни-болезненное. Когда человека касается приятное чувство, то если он наслаждается им, приветствует его, продолжает его удерживать, то тогда скрытая склонность к жажде залегает в нём. Когда человека касается болезненное чувство, то если он грустит, горюет и плачет, рыдает, бьёт себя в груди, становится обезумевшим, то тогда скрытая склонность к отвращению залегает в нём. Когда человека касается ни-приятное-ни-болезненное чувство, то если он не понимает в соответствии с действительностью возникновение, угасание, привлекательность, опасность, и спасение в отношении этого чувства, то тогда скрытая склонность к невежеству залегает в нём.
Монахи, чтобы кто-либо здесь и сейчас положил бы конец страданию, не отбросив скрытой склонности к жажде к приятному чувству, не уничтожив скрытой склонности к отвращению к болезненному чувству, не истребив скрытой склонности к невежеству в отношении ни-приятного-ни-болезненного чувства, не оставив невежества и не зародив истинного знания – такое невозможно.

Монахи, в зависимости от уха и звуков возникает сознание уха…
Монахи, в зависимости от носа и запахов возникает сознание носа…
Монахи, в зависимости от языка и вкусов возникает сознание языка…
Монахи, в зависимости от тела и осязаемых вещей возникает сознание тела…

Монахи, в зависимости от ума и умственных объектов возникает сознание ума. Встреча этих трёх – это контакт. С контактом как условием возникает [чувство], ощущаемое как приятное или болезненное или ни-приятное-ни-болезненное. Когда человека касается приятное чувство, то если он наслаждается им, приветствует его, продолжает его удерживать, то тогда скрытая склонность к жажде залегает в нём. Когда человека касается болезненное чувство, то если он грустит, горюет и плачет, рыдает, бьёт себя в груди, становится обезумевшим, то тогда скрытая склонность к отвращению залегает в нём. Когда человека касается ни-приятное-ни-болезненное чувство, то если он не понимает в соответствии с действительностью возникновение, угасание, привлекательность, опасность, и спасение в отношении этого чувства, то тогда скрытая склонность к невежеству залегает в нём.
Монахи, чтобы кто-либо здесь и сейчас положил бы конец страданию, не отбросив скрытой склонности к жажде к приятному чувству, не уничтожив скрытой склонности к отвращению к болезненному чувству, не истребив скрытой склонности к невежеству в отношении ни-приятного-ни-болезненного чувства, не оставив невежества и не зародив истинного знания – такое невозможно.

Отбрасывание скрытых склонностей

Монахи, в зависимости от глаза и форм возникает сознание глаза. Встреча этих трёх – это контакт. С контактом как условием возникает [чувство], ощущаемое как приятное или болезненное или ни-приятное-ни-болезненное. Когда человека касается приятное чувство, то если он не наслаждается им, не приветствует его, не продолжает его удерживать, то тогда скрытая склонность к жажде не залегает в нём. Когда человека касается болезненное чувство, то если он не грустит, не горюет и не плачет, не рыдает, не бьёт себя в груди, не становится обезумевшим, то тогда скрытая склонность к отвращению не залегает в нём. Когда человека касается ни-приятное-ни-болезненное чувство, то если он понимает в соответствии с действительностью возникновение, угасание, привлекательность, опасность, и спасение в отношении этого чувства, то тогда скрытая склонность к невежеству не залегает в нём.
Монахи, чтобы кто-либо здесь и сейчас положил бы конец страданию, отбросив скрытую склонность к жажде к приятному чувству, уничтожив скрытую склонность к отвращению к болезненному чувству, истребив скрытую склонность к невежеству в отношении ни-приятного-ни-болезненного чувства, оставив невежество и зародив истинное знание – такое возможно.

Монахи, в зависимости от уха и звуков возникает сознание уха…
Монахи, в зависимости от носа и запахов возникает сознание носа…
Монахи, в зависимости от языка и вкусов возникает сознание языка…
Монахи, в зависимости от тела и осязаемых вещей возникает сознание тела…

Монахи, в зависимости от ума и умственных объектов возникает сознание ума. Встреча этих трёх – это контакт… чтобы кто-либо здесь и сейчас положил бы конец страданию, отбросив скрытую склонность к жажде к приятному чувству, уничтожив скрытую склонность к отвращению к болезненному чувству, истребив скрытую склонность к невежеству в отношении ни-приятного-ни-болезненного чувства, оставив невежество и зародив истинное знание – такое возможно.

Освобождение

Видя так, монахи, хорошо обученный ученик Благородных становится разочарованным [по отношению] к глазу, разочарованным [по отношению] к формам, разочарованным [по отношению] к сознанию глаза, разочарованным [по отношению] к контакту глаза, разочарованным [по отношению] к чувству, разочарованным [по отношению] к жажде.

Он становится разочарованным [по отношению] к уху…
Он становится разочарованным [по отношению] к носу…
Он становится разочарованным [по отношению] к языку…
Он становится разочарованным [по отношению] к телу…

Он становится разочарованным [по отношению] к уму, разочарованным [по отношению] к умственным объектам, разочарованным [по отношению] к сознанию ума, разочарованным [по отношению] к контакту ума, разочарованным [по отношению] к чувству, разочарованным [по отношению] к жажде.
Будучи разочарованным, он становится беспристрастным. Посредством беспристрастия [его ум] освобождается. Когда он освобождён, приходит знание: «Он освобождён». Он понимает: «Рождение уничтожено, святая жизнь прожита, сделано то, что следовало сделать, не будет более возвращения в какое-либо состояние существования».
Так сказал Благословенный. Монахи были довольны и восхитились словами Благословенного. И по мере произнесения этой лекции умы шестидесяти монахов освободились от пятен [умственных загрязнений] посредством не-цепляния.



.
٭
© theravada.ru – при копировании материалов
просьба ставить прямую ссылку на наш сайт.